О Галене (страницы жизни и черты личности в оценке потомков)

К.С. Гузев

ЗАО «Ретиноиды»
111123, Москва, ул. Плеханова д. 2/46, стр. 5
E-mail адрес для переписки: guzev3@yandex.ru;
Teл: 8 (916) 922-15-78

Резюме. В работе представлены страницы жизни и некоторые черты характера римского врача Галена. Источником информации служили материалы, опубликованные в отечественной и зарубежной литературе.

Введение

Жизнь Галена многократно описана, в результате чего превратилась в сухое перечисление дат из его жизни, городов, где он бывал, и трудов, которые он написал. В данной работе мы попытались не столько в очередной раз описать жизненный путь этого великого человека, сколько раскрыть, по возможности, его характер и некоторые человеческие качества.

Литературными источниками для предпринятого исследования служили, прежде всего монография Савелия Григорьевича Ковнера (Очерки истории медицины, 1878–1888) [1], книга V. Nutton (Ancient Medicine, 2004) [2], сообщение P. Starr (2008) [3] и труды самого Галена, подготовленные к печати сотрудниками кафедры Истории медицины, истории Отечества и культурологии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова под руководством проф. Д.А. Балалыкина (2014) [4]. Монография С. Г. Ковнера является, на наш взгляд, первым, если не единственным, полноценным трудом, объективно описывающим вклад Галена в медицинскую науку. Этой теме в ней посвящено 160 страниц. Биографическая часть основывается исключительно на выдержках из трудов самого Галена, т. к. в отличие от других авторов он не оставил после себя полноценной автобиографии. Труд V. Nutton представляет собой учебное пособие по медицине древности, в котором представлены данные о жизни и творчестве Галена, полученные европейскими исследователями. Статья P. Starr – это описание жизни Галена, составленное по арабским источникам XIII века (перевод книги Muwaffaq ad-Din, (умер в 1269), сделанный Ibn Abi Usaybi’a). Что же касается четвёртой работы, то она уникальна – это первый том трудов Галена, переведённый на литературный русский язык. В него отдельной главой введена биография римского врача. Необходимо сразу отметить, что сведения о жизни Галена, представленные в этих источниках, не всегда согласуются между собой. Часто даты расходятся на 1–2 года. Поэтому, если в представленной работе некоторые даты будут отличаться от общепринятых, прошу не обвинять в этом автора. И ещё, при написании этой статьи мы старались максимально цитировать первоисточники, придерживаясь авторского текста.

Биография

Гален родился в Пергаме в Азии в 131 г. [4]. По данным V. Nutton, он родился в августе-сентябре 129-го г в богатой семье Пергамского архитектора. Прадед Галена был землемером, дед – старшиной гильдии плотников, а отец – Элий Никон – известным архитектором. В Пергаме существовало несколько зданий, построенных Никоном. По мнению современников и самого Галена, Никон был человеком большой культуры, специалистом в геометрии, астрономии, архитектуре. Кроме того, отец Галена занимался селекцией винограда и усовершенствовал культуру виноделия. Никон имел римское гражданство, и сам Гален, таким образом, был римским гражданином [2].

Город Пергам (территория современной Турции, город Бергам) в начале второго столетия находился на высоте своего расцвета, в нём развивались различные философские школы, другие науки и ремёсла. Храмы и великолепные дома строились как на территории города, так и за его пределами. В Пергам приезжали дети римской знати завершать своё образование. Город привлекал представителей самых разных профессий. В это время в Пергаме возник медицинский центр – Асклепион – с библиотекой, насчитывающей более 200000 томов.

Первоначальное образование Гален получил у отца Никона, обладавшего разносторонними знаниями. Будучи первым наставником своего сына, Никон с раннего возраста привил ему любовь к наукам. Первыми науками, преподанными отцом сыну, были математика (арифметика, счёт), геометрия, архитектура. Любовь к ним Гален пронёс через всю жизнь. Математическая логика, приобретённая в детстве, часто помогала ему и при проведении физиологических опытов, и при лечении больных. Здесь уместно привести высказывание самого Галена из работы «О том, что лучший врач – ещё и философ». Он пишет: «Чтобы знать о природе тела, о разновидностях болезней, а также разбираться в лекарствах, врач должен упражняться в логике. Чтобы быть сведущим в этих исследованиях, он должен презирать деньги, и вести умеренный образ жизни; кроме того, он должен обладать всеми познаниями в области философии, логики, физики и этики» [4].

Влияние Никона на Галена было огромно, он не только служил для сына примером нравственности и интеллектуальной строгости, но и направлял его развитие с самой колыбели. Никон призывал сына к работе и днём, и ночью, касалось ли это изготовления маленьких деревянных игрушек или занятий в философских школах [4]. Nutton, ссылаясь на ранние арабские источники, пишет, что есть сведения о том, что соученики Галена заявляли, что он раздражал их, т. к. никогда не имел времени ни на игру с игрушками, ни на шутливые разговоры. Таким образом, с раннего детства Гален детским радостям предпочитал приобретение знаний и жизненного опыта [2].

Первоначально Никон стремился вырастить из сына философа, поэтому уделял много времени обучению его философии с 12-летнего возраста. Сам Гален говорит об этом так: «Отец заставлял изучать различные философские течения (догматы различных сект), существовавшие в то время в Пергаме, для того, чтобы не быть рабом ни одного из них, быть умеренным, избегать наслаждений и более всего искать истины». В процессе обучения Никон не только подбирал ему учителей, но становился для сына наставником и репетиром. Отец лично сопровождал его на лекции по философии, а позже в спорах закреплял пройденное [1]. Впоследствии Гален осознал правильность довольно строгого отношения отца к сыну и в своих поздних трудах писал: «Я наслаждался выпавшей мне удачей иметь самого лучшего, самого понимающего, негневливого, справедливого и человеколюбивого из отцов». Что же касается матери Галена, то он сам писал о ней следующее: «Моя мать настолько склонна к гневу, что порою даже кусала своих служанок. Она постоянно кричала и корила моего отца, более чем даже Ксантиппа нападала на Сократа» [4]. Можно предположить, что мать была не очень довольна тем вниманием, которое Никон оказывал сыну, лишая этого внимания её. В европейских источниках нет никаких указаний на наличие у Галена братьев или сестёр. Однако в арабских источниках имеются сведения, что у будущего врача была сестра [3]. Несмотря на то, что сам автор (P. Starr) предупреждает, что на Востоке биография Галена претерпела неожиданные и любопытные изменения в связи с появлением значительного количества работ, приписываемых самому учёному, этот факт даёт нам основания предположить, что Гален был единственным сыном в семье, и именно поэтому отец уделял его воспитанию так много времени.

Подобное отношение отца к сыну необычно и противоречило общепринятому в древнем Риме воспитанию мальчиков.

Традиционно, детство римских мальчиков было строго расписано по годам. Обучение начиналось с раннего детства. Частные учителя либо у себя дома, либо в общественных местах, или просто в садах собирали детей и за плату обучали их чтению, письму, счёту – учитель произносил буквы и слова, а ученики повторяли их вслух, затем он на вощёной дощечке писал буквы и слова, а ученики списывали их. В подобных начальных школах учились в возрасте 7–12 лет. Следующим звеном школы была «грамматика», где курс обучения длился четыре года. Здесь ученики читали и комментировали отрывки из произведений поэтов и писателей, делали письменные упражнения. С 16 лет ученики переходили в школу «риторики», это можно сравнить с современной высшей школой. Эти школы пользовались большой популярностью, т. к. в империи продолжало цениться искусство красноречия. Они учили своих слушателей искусству построения фраз и изысканности речи [5].

С 17 лет Гален приступил к изучению медицины. Существует легенда о якобы вещем сне Никона, в котором Асклепий (древнегреческий бог врачевания и медицины) повелел ему посвятить сына врачебному искусству. Об этом упоминают все исследователи биографии Галена. Однако это несколько противоречит существующим в то время традициям и здравому смыслу.

  1. Противоречие первое. Римский народ, состоял в основном из двух сословий – воинов и земледельцев [1]. Но основной профессией в Древнем Риме, о которой мечтали все мальчишки и их состоятельные родители, считалась карьера военного. Ребята с раннего детства бредили этим. У маленьких детей были «военные» игрушки, повзрослевшие мальчики бились на мечах, ездили на маленьких колесницах. В связи с этим, все сколько-нибудь состоятельные семьи желали видеть своих отпрысков на военной службе [6]. Почему же это не произошло с Галеном?
  2. Противоречие второе. Известно, что отец Галена был архитектором. Архитектором был и дед Галена [2]. Налицо династия, и продолжать её должен был Гален, однако же это не происходит. Почему?
  3. Противоречие третье. Почему медицина? Ведь, хорошо известно, что римские граждане с презрением относились к врачам. Их предубеждение к служителям медицины объяснялось презрением к положению общественных групп, из которых выходили врачи: рабы, отпущенные, иностранцы. В итоге свободные римские граждане сторонились медицины и в очень редких случаях посвящали себя этой профессии [7].

Ответы на эти вопросы были найдены по отрывочным сведениям, почерпнутым в трудах по истории медицины, принадлежащих перу авторитетных учёных.

С одной стороны, есть сведения, что Гален обладал слабым здоровьем [8]. С другой, многое авторы единодушны в том, что само имя Гален происходит от прилагательного «γάληνός» – спокойный, безмятежный. Если учесть, что имена мальчикам в Древнем Риме, присваивались лишь на 9-й день жизни, то, вероятно, уже к этому сроку новорождённый показал свой характер, т. е. он был тихим, спокойным, а может быть, и слегка болезненным ребёнком. Намёк на это содержится и в трудах Галена. Вот, что он пишет о способностях детей в сочинении «Способ распознавания и лечения страстей… »: «Все, кто наблюдает за детьми, могут назвать их или скромными, или бесстыдными, … стремящимися к красоте и совершенству, а других – абсолютно безразличными к этому. Существуют дети трусы или смельчаки, они могут быть по природе правдивы или лживы. Поэтому и стараются дать детям имена сообразно их способностям» [4]. Можно предположить, что обладая слабым здоровьем, Гален не только не мог быть военным, но и был неспособен достойно продолжить дело деда и отца. Вероятно, отец долго думал, чему бы обучить сына, и выбирал все возможные варианты. И не исключено, что именно во сне к нему пришёл ответ на этот сложный вопрос. Следует отметить также, что ко II веку в Древнем Риме изменилось отношение к медицине и врачам. Хорошие врачи имели возможность не только хорошо зарабатывать, но и могли занять достойное место в обществе [7]. Исходя из этого, отец, видя цепкий ум сына, его хорошую память и непреодолимую тягу к знаниям, мог прийти к выводу, что медицина – это та специальность, обладая которой, его сын сможет достойно продолжить род, принести много пользы и остаться в памяти потомков.

Нами был найден ещё один довод, который определил поступок Никона. В трактате «Способ распознавания и лечения страстей любой, в том числе и своей собственной, души» Гален пишет: «Мой отец был также сдержан. У многих своих друзей, когда они в запале избивали своих слуг, ударяя их в челюсть, он лечил этих слуг от растяжения сухожилий – результата избиения, порицая избивавших за их гнев» [4]. Эта цитата свидетельствует, что отец Галена имел определённые знания и навыки в лечении некоторых заболеваний, в частности ушибов и растяжений. Несомненно, используя свои знания и умения, он осознавал полезность этого ремесла. Так или иначе, Никон определил судьбу своего сына и отправил его обучаться медицине. Сначала Гален изучал медицину в родном городе Пергаме, т. к. к тому времени в этом городе сформировался медицинский центр. Анатомию он изучал у Сатирика, патологию – у последователей Гиппократа (Стратоника, Энния Меккия, и Эсхриона) [1]. Через 3 года после кончины отца, который завещал ему своё немалое состояние, Гален самостоятельно предпринимает путешествие для пополнения своих знаний. Он посещает Смирну, где слушает лекции анатома Пелопса и философа Альбина, затем переезжает в Коринф и изучает фармакологию и лекарствоведение под руководством Нумезиана. Затем для изучения фармацевтики и естественной истории он предпринял продолжительное путешествие по Малой Азии и, проследовав вниз по ликийскому берегу (средиземноморский берег современной Турции), разыскивал чёрный янтарь или лигнит, а в Палестине – асфальт [4]. Имеются сведения о посещении Галеном Сирии, Палестины, Кипра и Мёртвого моря. Эти путешествия были предприняты Галеном для более детального изучения действия целебных трав, минералов, металлов, смол, пряностей, а также других известных в то время лекарственных препаратов и антидотов [9,10].

Т. Мейер-Штейнег и К. Зудгов свидетельствуют, что к 20 годам Гален написал свои первые трактаты по философии и медицине [11].

Наконец, в 152-м году Гален прибывает в Александрию, где в течение 4 лет с особым усердием изучает анатомию, а также навигацию и астрономию [1]. Особый интерес для нас представляет информация, представленная в работе V. Nutton. Он утверждает, что во время нахождения в Александрии Гален знакомится со свойствами редких препаратов и минералов, обладающих действием лекарств. Там же Гален много времени уделял «книжному образованию» [2], о результатах колторого можно судить хотя бы по тому, кого цитирует Гален в своих трудах. Это греческие классики философии, поэзии, медицины: Платон, Еврипид, Пифагор, Аристотель, Гомер, Феогнид, Эзоп, Гиппократ, Гераклит, Митридат, Клеопатра, Цельс, отец и сын Андромахи, Диоскорид. Гален прекрасно знал мифы древней Греции и часто в качестве примеров приводил богов. Из вышесказанного видно, насколько был широк кругозор Галена, с легкостью цитировавшего как авторов, написавших свои труды в VI в. до Р.Х., так и своих современников. Кроме того, по мнению В.Н. Терновского, к этому времени Гален знал все греческие наречия, а также латинский, эфиопский и персидский языки [8]. Этот перечень, по-видимому, можно значительно расширить, т. к. Галену приходилось общаться с большим кругом пациентов, и с ними надо было как-то понимать друг друга, а лечил он всех – от рабов до императоров.

Приобретя огромные по тем временам знания, Гален возвращается в свой родной Пергам и приступает к практическому врачеванию. Произошло это в конце 157-го– начале 158-го годов. Он был нанят «главным городским священником» в качестве врача для работы в одной из гладиаторских школ [4].

Поскольку бои гладиаторов были одним из любимых зрелищ горожан, а на их устройство тратились деньги налогоплательщиков, то здоровье гладиаторов было под особым присмотром. Как известно, к каждой гладиаторской школе были прикреплены врачи. Они выполняли несколько функций, которые были перераспределены между ними. Так одни смотрели за диетой, другие – за физическими нагрузками, третьи следили за соблюдением гигиены. Гален был не простым врачом. По утверждению А. Стрельцова, ему было поручено оказывать помощь раненым гладиаторам, т. е. он должен был присутствовать на спектаклях и в случае необходимости оказывать первую помощь раненым сразу после получения увечья во время выступления на арене [7]. Д.А. Балалыкин добавляет, что Гален уделял раненым гладиаторам особое внимание: он следил за их питанием, вправлял вывихи, обрабатывал и зашивал раны, а также контролировал общее состояние их здоровья. Цитируя M. Meyerhof, Д.А. Балалыкин пишет, что, по словам самого Галена, под его присмотром умерли только два гладиатора, в то время как его предшественник за аналогичный период потерял шестнадцать бойцов [4]. Все авторы отмечают, что благодаря знаниям и умению Гален снискал большое уважение среди жителей города, а верховный жрец, отвечающий за устройство гладиаторских боёв, трижды продлевал с ним договор на работу в городской школе гладиаторов. Анатомический и хирургический опыт, полученный молодым врачом в гладиаторской школе, был уникален: он изучал анатомию на трупах погибших бойцов, проводил хирургические вмешательства, помогая раненым с разнообразными повреждениями. За годы работы в гладиаторской школе Гален убедился в необходимости соблюдения диеты, гигиены, проведения профилактических мероприятий, научился лечить вывихи, переломы и тяжёлые раны [2,4,10].

После семи лет работы в гладиаторской школе у Галена начинается следующий этап в жизни. В 162-м году он переезжает в Рим и там за короткое время делает блестящую карьеру врача.

Обладая обширными и системными знаниями в медицине, Гален принимает участие во врачебных диспутах, прилюдно проводит анатомические вскрытия животных (собак, свиней, медведей, коров и обезьян), организует публичные физиологические опыты. Не исключено, что Гален делал это с целью привлечь к себе больше внимания. К. Сухомлинов отмечает, что благодаря этому Галену удалось завязать близкие отношения со многими высокопоставленными и выдающимися людьми того времени, и эти связи были во всех отношениях очень полезны для него. С одной стороны, он получал возможность познакомить наиболее влиятельные круги столицы со своими идеями и получать от них некоторую защиту от нападок коллег, а с другой стороны, очень скоро они стали предоставлять ему необходимую практику. Гален часто брался лечить безнадежных больных, от которых отказывались другие врачи. Удача сопутствовала ему, репутация крепла, слава бежала впереди [12]. Так, или иначе, очень скоро его пациентами стали известные учёные, деятели искусств, философы, сенаторы, консулы, городская власть Рима, члены императорской семьи. Через короткое время его имя стало фигурировать в качестве кандидата в личные врачи императора. В результате широкой известности Гален стал придворным медиком и до конца своей жизни выполнял эту функцию при двух римских императорах – Марке Аврелии и Луции Коммоде. [2,4]. Этот длительный период жизни Галена (около 30 лет) включает в себя вынужденные переезды из Рима в Пергам и обратно, вызванные конфликтами с менее способными и удачливыми коллегами, эпидемиями, а также войнами, ведущимися римскими императорами. Но несмотря на это, живя при императорском дворе, Гален продолжал писать книги и лечить бесчисленное множество пациентов (бедных и богатых, свободных и рабов) [4]. К сожалению, об этом периоде жизни Галена какой-либо достоверной информации нет.

По одним источникам, умер Гален в Риме, по другим – в родном городе Пергаме. Однако общепринятого мнения о времени смерти великого врача нет. Европейские источники утверждают, что Гален умер в 201-м году в возрасте 70 лет, в то время как Восточные авторы сходятся во мнении, что Гален умер в 210-м году, и было ему 80 лет [3].

Итак, биография учёного дошла до нашего времени в значительном объёме, а что известно о личности Галена, особенностях его характера?

Приведём описание внешнего вида Галена по арабскому источнику XIII в. «Тёмного цвета красивые волосы, тонкие черты лица, широкие плечи, широкие руки, длинные пальцы. Имел прямую походку, когда смеялся, показывал зубы, много болтал и редко молчал, часто проводил время со своими спутниками. При выезде к больному был опрятно одет и источал приятный аромат» [Starr P., 2008]. Несомненно, что портрет в значительной степени идеализирован, но даже эта незначительная информация позволяет увидеть свободного и независимого, культурного и воспитанного человека.

В интернете мы обнаружили странный портрет. И если бы не подрисуночная подпись, то никто, вероятно, не догадался бы, что это портрет Галена.

Портрет Галена

Надпись под рисунком гласит: «Это портрет Галена. С периода античности не сохранилось ни одного портрета Галена. Единственное античное изображение его было найдено в так называемом манускрипте Юлиана Аниция. Этот значительный, иллюстрированный труд сейчас хранится в том, что раньше было Венской библиотекой. Этот труд был написан в 487 году (а может быть и 512) и являлся свадебным подарком Юлиане Аниции, дочери Анициуса Олибриуса, императора западной империи в 472 году, и его жены Плацидии, дочери Валентиниана Третьего. Этот документ содержит описание и рисунки трав, а также внушительный текст травоведа Диоскарида (который процветал в 60-х годах нашей эры). Портрет Галена находился на третьем листе раздела и был весьма повреждён – большая часть краски облупилась. Этот рисунок был подготовлен для этого издания мистером Т.Л. Поултоном – художником анатомического департамента университетского колледжа. Он работал над увеличенной фотографией этого изображения и восстановил рисунок черточка за чёрточкой и, в конце концов, восстановил все отсутствующие детали».

Черты характера

О характере Галена написано немного. Первое, на что обращаешь внимание, это на его имя, означающее в переводе – спокойный, безмятежный. Вероятно, он и был таким в раннем детстве. Можно предположить, что отец, видя спокойный нрав сына, захотел отметить в имени эту черту его характера. Однако это продолжалось недолго, почётное положение римского гражданина и семейное богатство, сделали Галена независимым и обеспечили возможность заниматься любимым делом [4]. Как отмечают многие исследователи трудов Галена, впоследствии его характер претерпел коренные изменения. Здесь уместно процитировать слова С. Ковнера, специально выделенные в отдельную главу «Черты характера Галена и выполненная им задача»: «Гален в своих сочинениях везде обнаруживает тщеславие, самолюбие, страсть много говорить о себе, рисоваться, он легко приходит в гнев, преклоняется перед своими фетишами, беспощаден к противникам, догматичен, нагружен, словно тяжёлой артиллерией, вескими аргументами, вооружён, как диалектик, отличается обилием цитат и анекдотов, с удивительной лёгкостью владеет плавным языком, на котором писали римские греки». Впоследствии эта цитата стала переходить из одной книги в другую. В подтверждение некоторых положений этой цитаты приведём слова самого Галена из книги «Три комментария на книгу Гиппократа “О природе человека”. Он пишет: «Когда моя книга “О стихиях, согласно Гиппократу”, стала общедоступной и получила признание всех просвещённых читателей, некоторые неучи, которые, как ни старались, не смогли найти в ней ни одного изъяна и задыхались от зависти, решили, что для того, чтобы опорочить мою книгу, достаточно заявить, что это писание не принадлежит Гиппократу». У С. Ковнера читаем: «Он многоречив, как азиатский уроженец, расплывчат, болтлив, слог его растянут и витиеват, как у ритора, который никогда не затрудняется в поисках выражения, но притом как у ритора, знающего бесконечно много и которому память никогда не изменяет». [1]. V. Nutton добавляет: «Боец, упрямый, педантичный, многословный, в своих работах не скупится на комплименты в свой адрес, однако открытый, практичный, лаконичный и щедрый». И далее: «Сам Гален не преувеличивал излишне своё влияние на своих современников» [2]. Интересно отметить, что обсуждая извечную проблему «О природе человека», Гален изучил все известные на то время сочинения под названием «О природе», написанные древними философами: Платоном, Эмпидоклом, Мелиссом, Алкмеоном, Гераклитом и, конечно, Гиппократом. При подобном подходе к проблеме спорить с ним было не только очень трудно – просто невозможно. Здесь он следует заветам своего отца, требовавшего максимального изучения проблемы, прежде чем приступить к спору или просто обсуждению.

Вот ещё одна цитата, свидетельствующая об особенностях характера Галена. «Живя в Риме, в Галене проявились в полной мере дурные стороны характера: склонность к ссорам и спорам, в также хвастливое самомнение». Сам он утверждал, что с презрением относится к известности и популярности, но этому противоречит его стремление заставить в Риме заговорить о себе. Для этого Гален устраивал медицинские чтения для избранного круга лиц, сопровождавшиеся вскрытиями животных и вивисекциями. Т. Мейер-Штейнег. и К. Зудгов утверждают, что при этом им руководило не стремление приобрести, возможно, большее число пациентов, а высокомерие, с которым он относился к своим противникам. При чтении работ Галена, по их мнению, поражает безграничное тщеславие, переоценка своих и недооценка чужих исследований, большая наклонность к болтливой обстоятельности [11]. Член-корреспондент АМН СССР Б.Д. Петров, цитируя Л.З. Мороховца, указывает, что «Изложение трудов Галена – труднодоступно, часто сбивчиво, запутанно и многословно. Все эти нелицеприятные характеристики были свойственны, вероятно, молодому Галену. И объясняется это просто – его обширные и систематизированные знания во многих науках, а особенно в медицине, с одной стороны, и малообразованность коллег, с другой стороны, породили Галена-спорщика. Сам Гален, осознавая особенности своей личности, писал «найдись из тысячи хоть один человек, кто изучит и поймёт мои работы, я достаточно буду вознаграждён за мои усилия …» [13]. Вот лишь несколько цитат из работы А. Стрельцова «Врачи у древних римлян», характеризующие общее состояние медицины в Римской империи:

  • медицина в Риме была вполне свободной профессией, и врачом считался всякий, кто выдавал себя за врача;
  • в Риме не было общественного медицинского обучения. Первоначально обучение медицине было исключительно практическим и клиническим, т. е. учитель водил с собой учеников к постели больного и учил их распознавать и лечить болезни;
  • у римлян не могло быть и речи о вполне строгом разграничении собственно врачей от лиц, которые заявляли себя специалистами в той или иной области врачебного искусства;
  • со временем мнение о врачах менялось, им предоставлялись различные преференции, они объединялись в гильдии, некоторые из них богатели и приобретали определённый вес в государстве[7].

Здесь целесообразно привести несколько известных высказываний Галена о своих коллегах, опубликованных в монографии А. Стрельцова.

«Мне часто приходилось водить рукой хирургов, мало изощрённых в анатомии, и тем спасти их от публичного позора».
«Если бы Аполлон или Эскулап предложили им [врачам, авт.] себя в учителя, то они и богов не стали бы слушать».
«Шарлатанство и жадность врачей, которые на всё были готовы за деньги, сплошь да рядом нарочно вызывали у больного кризис, чтобы выманить поболее гонорара, часто являются предметом осуждения и сатиры».
«Многие, посвящавшие себя медицине, не умеют, как следует, читать и предостерегают от варварства и ошибок в разговоре с просвещёнными пациентами».
«Никто в наш век не стремится к истине, но – к богатству, власти и удовольствиям. Кто занимается наукой, кажется безумцем».
«Публика обращается не к лучшим врачам, а к тем, которые более всего потворствуют ей».
«Между разбойниками и врачами разница одна – первые действуют в горах, а вторые – в городе» [7].

Несомненно, когда Гален достиг вершины медицинского искусства и стал архиатром (врачом императорского дома), ему стали неинтересны споры с коллегами, которые лишь раздражали его своей «дремучестью». Он поселился в императорском доме, продолжая писать книги и лечить всех, кто к нему обращался.

Кардинальное изменение характера Галена особенно заметно в его работе «Способ распознавания и лечения страстей любой, в том числе и своей собственной, души» [4], в которой автор разбирает и высказывает своё отношение к таким порокам человеческой души, как гнев, сладострастие, чревоугодие, малодушие, жадность, жажда власти, любовь к славе, зависть, подлость, честолюбие. Вот лишь несколько его высказываний, ставших, по сути афоризмами:

«Гнев – самая безумная из всех вещей, которые совершают люди»;
«Гнев это – болезнь души. Любовь к славе и жажда власти –тоже болезни»;
«Голод – неподходящая причина, чтобы предаваться чревоугодию, а жажда не оправдывает иссушение целого бокала вина за один глоток»;
«Жадность – тоже болезнь. Худшее из всех зол – зависть»;
«Грех – зло для души, боль – зло для тела» [4].

Интересно отметить, что ни один из авторов не обвиняет Галена в сребролюбии и алчности. Все единогласны в том, что римский врач лечил и бедных, и богатых, и денег за свои услуги не брал. Хотя тот же А. Стрельцов утверждает, что «Гален получил за лечение жены бывшего консула и наместника Палестины Боэна 400 солидов» [7]. Вероятно, такие случаи были, но Гален хорошо понимал, что не взять плату у очень богатого человека означало обидеть его.

А вот что пишет сам Гален: «Вы никогда не поступите так же, как я, разделив свою одежду с некоторыми из моих слуг и предоставив другим всё необходимое для пропитания и жизни. Кроме того, вы могли заметить, как я заплатил долги за некоторых людей. Я трачу всё богатство моего отца, оставленное мне в наследство, ничего не откладываю и не запасаю впрок». Относительно алчности врачей Гален восклицает: «Мы видим, что алчные люди – скорее продавцы лекарств, чем врачи». Он глубоко убеждён, что «превосходство в богатстве не приносит достоинства» и призывает своих учеников к исправлению – «Исправление любого из своих прегрешений всегда трудно для того, кто не желает этого делать» [4].

Была у Галена и другая черта – любовь к книгам, правда из текста непонятно, была ли это высокая любовь к своим трудам или к книгам вообще. Так, в арабских источниках утверждается, что «Среди предметов гордости Галена были его книги в обложке из белого и с переплётом из черного шёлка. На их изготовление он потратил огромные суммы». К сожалению, бóльшая их часть сгорела при пожаре [3].

А вот описание Галена-учёного, для которого, дороже всего правда. В поэме французского ученого XI в. Мацера Флоридуса, называемой «Одо из Мена. Свойства трав» при описании свойств корня пиона, читаем:

«Корень пиона на шее детей, поражённых падучей,
Им помогает, как это Гален утверждает учёный; Он повествует, что видел больного падучей ребёнка, Возрастом был он восьми или около лет, этот мальчик. Корень пиона обычно носил как лекарство, на шею Средство повесив; но корень однажды случайно сорвался, – Тотчас же мальчик упал, а когда привязали на место Корень, – он сразу поднялся; Гален, досконально желая Дело проверить, вторично сорвал его с шеи ребёнка, Вновь тот упал и воспрял, лишь на шею повесили корень; Так, с очевидностью сила подобной травы проявилась» [14].

Объяснение такого «жёсткого» и беспощадного подхода к изучению свойств лекарств, можно найти в трудах самого Галена. Так, в работе «Способ распознавания …» он пишет: «Мой отец приучил меня относиться с презрением к славе и почестям и уважать только правду» [4].

Одни авторы утверждают, что у Галена было много учеников, другие пишут, что из-за его отталкивающих в личном общении качеств, а также того, что современники, как это часто бывает с замечательными людьми, его не во всём понимали, у Галена было мало учеников». Достоверно известно лишь о Глауконе и Эпигене, которых он брал с собою к постели больного [4].

Заключение

Таким образом, дошедшие до наших дней, собранные по крупицам, сведения о том, каким человеком был Гален, в значительной степени противоречивы, но всем угодить невозможно. Сам же учёный призывал: «Учитесь у мудрых старцев, проживших благородную жизнь» [4].

Почти два тысячелетия отделяют время, в которое жил Гален, от наших дней. И то, что его имя известно, труды продолжают изучаться, и история донесла до нас его заслуги, притом, что сколько имён канули в вечность, ещё и ещё раз показывает, какой бесценный вклад в развитие медицины внёс великий врач античной эпохи Клавдий Гален.

Литература

  1. Ковнер С. Очерки истории медицины. Вып. третий. /От Платона до Галена включительно/ 1888. – 436 с.
  2. Nutton V. Ancient medicine. Taylor&Francis Group. Routledge, 2004. – 486 p.
  3. Starr P. Arab Sources on the Life of Galen // J. of Arts and Sciences Sayt. – 2008 – № 9. – Р. 89–99.
  4. Гален. Сочинения. Том 1 / под общ. ред., сост., вступ. ст. и комм. Д.А. Балалыкина; пер. с древнегр. А.П. Щеглова; научн. ред. А.П. Щеглова, Н.П. Шок. – М.: Весть, 2014. – 656 с.
  5. Бадак А.Н. История Древнего мира. Древний Рим / А.Н. Бадак. И.Е. Войнич, Н.М. Волчек и др. – Мн.: Харвест, 1998. – 864 с.
  6. Сергеенко М.Е. Жизнь древнего Рима. СПб.: Издательско-торговый дом «Летний Сад», 2000. – 368 с.
  7. Стрельцов А. Врачи у древних римлян. Эпиграфические очерки. – Изд. второе. – М, 1888. – 111 с.
  8. Клавдий Гален. О назначении частей человеческого тела. Под ред. В.Н. Терновского / перев. с древнегреч. проф. С.П. Кондратьева. – М.: изд. Медицина, 1971. – 555 с.
  9. Менье Л. История медицины / перевод с французского д-ра И.А. Оксёнова: Государственное издательство. – М.-Л., 1926. – С. 54–55.
  10. Scarbororough J. Galen and Gladiators / Epistem: revista critica di storia delle scienze mediche e biologiche. – 2013. – Vol. 5. – N.2. – pp. 98–111.
  11. Мейер-Штейнег Т. и Зудгов К. История медицины / пер. со второго нем. изд. под ред. д-ра В.А. Любарского и д-ра Б.Е. Гершуни. – М., 1925. – С. 125–137.
  12. 1Сухомлинов К. Медики, изменившие мир. От Гиппократа до Бурден-ко / М.: Эксмо, 2014. – 384 с.
  13. Абу Али Ибн Сина (Авиценна). Канон врачебной науки. – Издание второе. – Книга 1. – Изд.: «ФАН» Узбекской ССР. – Ташкент, 1981. – С. XXXVI.
  14. Флоридус Мацер Одо из Мена «О свойствах трав». – М.: Медицина, 1976 – 272 с.

Все материалы